Глава «Спартака» Малышев — РБК: «Мы не должны занимать пятое место» :: Другие :: РБК Спорт

Гендиректор «Спартака» Олег Малышев дал «РБК Спорт» первое большое интервью в своей карьере. Он представил новую стратегию клуба и рассказал о будущем тренера команды Гильермо Абаскаля и менеджера Пола ЭшуортаОлег Малышев Олег Малышев (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Олег Малышев пришел в «Спартак» летом 2023 года и занял должность генерального директора. До этого 18 лет работал в консалтинговой компании PriceWaterhouseCoopers, участвовал в различных исследованиях экономики футбольного рынка. Он основатель и бывший управляющий партнер OKS Labs. Это консалтинговая компания, в числе ее клиентов — РФС и РПЛ. До июля 2022 года Малышев входил в наблюдательный совет Московской биржи.

Работа в «Спартаке» — это не игра в «Футбольный менеджер»

— Вы считаете себя Тедом Лассо российского футбола?

— Я не стал бы себя с кем-то сравнивать. Хороший сериал, посмотрел его с интересом. Но мне кажется, у меня все же немного другой стиль управления.

— Как строилось ваше взаимодействие с европейскими топ-клубами?

— Я никогда не был профессиональным футболистом, хотя в детстве очень хотел им стать, но не получилось. Мой профессиональный опыт — это все, что связано с корпоративными финансами (M&A, оценка, финансовый анализ). Я много лет работал в международных компаниях, в «большой четверке», по этому направлению. Когда стал руководителем подразделения, захотелось снова вернуться в футбольную сферу, поэтому отправился на стажировку в спортивную практику в нашей английской фирме PwC. Там участвовал в проектах вместе с интересными футбольными людьми в разных странах.

Мне удалось поработать в Англии, в Испании, в некоторых странах Восточной Европы, где получил первичный опыт. После этого с 2012 года мы с коллегами запустили в России практику по спортивному консультированию, которая существовала параллельно с нашим основным бизнесом корпоративных финансов. За это время успели поработать со всеми ведущими российскими футбольными клубами, с некоторыми хоккейными и баскетбольными. Это было глубокое погружение в индустрию, несмотря на то что история была непубличной.

— Что за клубы были и в чем заключалась работа?

— Проекты очень разные. Из зарубежных клубов могу назвать историю с лондонским «Арсеналом», где мы глубоко погружались в их коммерческую составляющую, в то, как была организована работа на новом стадионе «Эмирейтс». На тот момент — самый коммерчески успешный футбольный проект в мире. Интересным стало взаимодействие с «Эвертоном» в части их детско-юношеской академии. Также было полезно участвовать в работе с «Ливерпулем», который тогда выставили на продажу, и была возможность встретиться с инвесторами и посмотреть, как они реагируют на потенциальное участие в таком клубе.

Что касается российских клубов, мы достаточно тесно сотрудничали со «Спартаком», «Динамо», «Локомотивом», «Рубином», «Зенитом».

— Российским бизнесменам предлагали «Ливерпуль» или не было такого?

— Да, предлагали, но в тот момент эта сделка в России не вызвала интереса.

— Ценник был €200 млн?

— Не могу раскрывать коммерческие условия.

— Что вы делали в OKS Lab?

— После ухода из «четверки» какое-то время своей командой работали уже в собственном консалтинговом бизнесе. Для меня самой тяжелой и интересной была работа над стратегией Российской премьер-лиги. Она отняла много сил и времени. Хотелось, чтобы это был реально функционирующий документ, а не пачка бумаги в стол. Я очень надеюсь, что в ближайшее время эта стратегия будет принята и запущена.

Фото: Андрей Любимов / РБК Фото: Андрей Любимов / РБК

— И вот вы оказались в «Спартаке»…

— Все годы, что я занимался спортивными проектами, мне хотелось реализовать все свои знания и опыт, чтобы помочь любимому клубу выйти на новый качественный уровень и развиваться, добиваться успеха.

— Вы уже полгода руководите клубом. Что вы можете записать себе в актив, а что в пассив?

— Это действительно были непростые полгода во многих отношениях. Легко и не должно было быть. Достаточно серьезная перестройка происходила в нашей управленческой команде. Есть иллюзия, что работа генерального директора футбольного клуба — это игра в «Футбольный менеджер». Это не так. Требовалось детально погрузиться в проблематику, в конкретные задачи абсолютно всех подразделений, которые работают внутри клуба.

Мы подготовили и утвердили на совете директоров план по развитию инфраструктуры. Он включает в себя строительство и дворца спорта с манежем в Тушино, и спортивной базы и академии в Сокольниках.

Разработаны долгосрочные принципы работы спортивного блока, и проведена соответствующая реорганизация, включая смену спортивного директора, руководителя скаутской службы и запуск «Спартака-2». Активно развиваем работу по спонсорским и партнерским соглашениям, в частности подписано новое крупное соглашение с Winline. Запущен ряд проектов по повышению уровня проведения Matchday. Надеемся, результаты будут видны уже во второй половине этого сезона.

 — А что не получилось?

— Пока много задач приходится выполнять в ручном режиме. Но мы стремимся к большей автономности в работе отдельных подразделений.

«Что-то делается неправильно»

— Какая критика была для вас наиболее болезненной?

— В таком клубе, как «Спартак», спортивный результат стоит на первом месте. Если команда на пятом месте, если она всерьез не борется за лидерство — это значит, что-то делается неправильно. На данный момент эту критику нельзя не принять.

А критика, которую я не принимаю, основана на многочисленных слухах и домыслах, большом количестве фейков про жизнь в клубе, инсайдах о событиях, которых точно нет.

— Вам не кажется, что клуб сам это порождает? «Спартак» стал более закрыт, мало комментариев со стороны топ-менеджмента, в частности Пола Эшуорта?

Эшуорт пришел в «Спартак» в 2022 году на пост спортивного директора клуба. С тех пор он не дал ни одного интервью, за что часто подвергается критике со стороны блогеров и журналистов. После прихода Томаша Амарала на пост спортивного директора Эшуорт перешел на позицию технического директора «Спартака».

— Я достаточно много общался с журналистами, но не вижу большого смысла комментировать домыслы и слухи, это просто бессмысленно. «Спартак» всегда вызывает настолько большой интерес у аудитории, что написать какую-нибудь ерунду о клубе намного интереснее, чем изучать детальные спортивные аспекты, потому что это привлечет больше внимания.

Стратегия «Спартака» и выбор тренера

— В чем стратегия клуба и как вы ее видите?

— Слово «стратегия» в футболе уже стало каким-то негативным мемом. Кто-то приходит, пишет стратегию, потом уходит, и новый человек начинает ее писать заново. Для меня стратегия — это не кипы исписанной бумаги, а основные принципы, на которые опираются, принимая те или иные решения. Они сформированы, обсуждены на совете директоров, и мы ими руководствуемся в работе.

Есть задачи и принципы, которые касаются нашей коммерческой стратегии. Они заключаются в том, чтобы, несмотря на все трудности, стараться максимально заполнить стадион, обеспечить развитие контакта с болельщиками по всей России. «Спартак» — это национальный бренд. Чем лучше наша работа с болельщиками, тем продуктивнее взаимодействие с нашими бизнес-партнерами.

Второй важный принцип развития — увеличение коммерческих доходов. Клуб на протяжении более чем 20 лет существует в основном на деньги ЛУКОЙЛа, но мы должны думать и над приростом сторонних спонсорских контрактов.

С точки зрения спортивной составляющей также есть базовые принципы, на которые мы опирались, в том числе при выборе нового спортивного директора. Он должен разделять наши идеи и убеждения.

Фото: Андрей Любимов / РБК Фото: Андрей Любимов / РБК

— В чем они заключаются?

— Это путь, который в данный момент времени мы считаем наиболее правильным, а именно: выстраивание эффективной пирамиды внутри клуба. Основная команда должна пополняться игроками из «Спартака-2» и молодежки. В свою очередь академия обязана готовить кадры для следующих звеньев нашей системы. Если сейчас посмотреть на основной состав, в нем существенную роль играют российские футболисты, большинство из которых достаточно молоды, и они, надеюсь, будут еще многие годы показывать себя с наилучшей стороны в чемпионате России. При этом мы не отказываемся от возможности приглашать в клуб сильных легионеров. Но костяк команды должен быть российским.

— А зачем тогда приглашать иностранного специалиста, который не так погружен в детско-юношеский футбол России?

— Мы пригласили специалиста, у которого есть успешный опыт работы в системе, где подобная вертикаль функционирует многие годы.

Возвращение фанатов, Fan ID и конкуренция за семью

— После введения паспорта болельщика посещаемость упала, фанаты продолжают бойкот. Что клуб делает, чтобы вернуть болельщиков на стадион?

— Мы пытаемся сделать привлекательным посещение нашей арены для всех категорий болельщиков. Важнейшим фактором, конечно, является спортивный результат. Если команда будет играть лучше, бороться за первые места, нам будет легче заполнять стадион. Но есть и другие факторы, влияющие на посещаемость. Для одних это комфорт и качество питания на стадионе. Для других — яркие предматчевые шоу и селебрити на трибунах.

Отдельно следует отметить развлечения для детей. Болельщикам интересен разный продукт. Для тех, кто смотрел футбол в «Лужниках» в 1990-е, когда до поля 100 м, сам факт пребывания на современном стадионе «Спартака» — уже удовольствие. Но нам нужно привлекать и новую аудиторию. Мы конкурируем не с другими стадионами, а с массой других развлечений. Это вопрос того, где семья проведет свой выходной — у нас на стадионе или в другом месте.

— Ведете ли вы или кто-то из клуба переговоры с фанатскими группировками по поводу их возвращения на стадион?

— Нам важны все категории болельщиков. Очень хотелось бы заполнить трибуны В и D, хотя последняя частично уже заполняется. Но есть объективная реальность. Fan ID не отменят — это закон, который надо выполнять. Мы будем рады возвращению активных болельщиков, но не можем повлиять на некоторые условия.

Спонсоры, санкции и переговоры с владельцами «Манчестер Сити»

— Как санкции повлияли на клуб? Как отразились на спонсорских контрактах?

— Для всей спортивной индустрии первый эффект от санкций был такой: ушли многие международные компании из российского спорта. Но тем не менее одна из наших важнейших задач — это обеспечение коммерческого успеха и увеличение доходов от спонсорства, поэтому мы активно работаем с российскими партнерами и теми иностранными, которые представлены на нашем рынке, например Chery.

— Интерес City Football Group к «Спартаку» остыл?

City Football Group — эмиратский спортивный холдинг, зарегистрированный в Великобритании. Его главным активом является клуб «Манчестер Сити».

— Я косвенно знаю об этом интересе, тогда в переговорах не участвовал. Стать партнером такой серьезной организации было бы интересно. Та же «Жирона» показывает, что они умеют работать. Но на данный момент в силу известных причин на эту тему никакого общения нет.

KPI и чемпионство

— В чем заключается ваш KPI и как он выглядит, как он формулируется?

— Мои KPI — это успешное выполнение тех задач, которые до этого я называл. Это эффективная работа спортивного блока, повышение посещаемости, выполнение бюджета. И самое главное — создание конкурентоспособной команды.

— Чемпионство прописано или за результат команды вы не несете ответственности?

— Моя задача — обеспечить условия для того, чтобы команда боролась за чемпионство.

Будущее Эшуорта, Амарал и рычаги для Абаскаля

— Пол Эшуорт останется через полгода или вы уже негласно приняли решение завершить его историю в клубе?

— Пол Эшуорт на данный момент остается в клубе на должности технического директора. Он будет участвовать в работе вертикали, будет помогать Томашу Амаралу с точки зрения дальнейшего выстраивания скаутской работы. От того, насколько успешно Пол справится со своими задачами, зависит решение о его будущем в клубе.

— Эшуорт полностью отстраняется от трансферных вопросов?

— Его советы, знания, опыт, надеюсь, нам пригодятся. Но ответственность и финальное решение по трансферам — на Томаше.

— Действительно ли у клуба нет фиксированного бюджета на трансферы? То есть это ситуативная история: если игрок того стоит, клуб его берет?

— Да. Если спортивный блок настаивает на каком-то усилении, он должен обосновать, убедить совет директоров в том, что именно этот игрок по своим игровым качествам нам нужен и что бюджет трансфера соответствует его рыночной стоимости. В этом случае он будет поддержан.

— Если игрок действительно стоит €20 млн, клуб готов его приобрести? Сейчас эта сумма кажется неподъемной для российских клубов.

— Я бы не называл какую-то конкретную сумму. Вы знаете, что летом «Спартак» достаточно много потратил на трансферы в соответствии с запросами спортивного блока. Поэтому очевидно, что ЛУКОЙЛ поддерживает клуб и выделяет очень серьезные ресурсы.

— Какой кредит доверия у Амарала?

— Думаю, что один сезон или календарный год вполне достаточен для того, чтобы понять, какой вклад специалист вносит в работу и развитие клуба.

— Есть мнение, что именно Амарал должен как-то «обуздать» Абаскаля — например, сказать тренеру, что тот или иной игрок, очевидно, играет не на своей позиции. Что вы по этому поводу думаете?

— Томаш кажется молодым, но он может быть жестким и принципиальным. И совершенно точно у него есть все полномочия и рычаги для того, чтобы делать замечания и подсказывать, делиться своими наблюдениями. В предыдущий период работа тренера также контролировалась. Перед тренером стоят конкретные задачи, которые контролируются советом директоров, генеральным и спортивным директорами.

— Вы также вели переговоры с Хавьером Рибалтой. Почему его не выбрали?

— Он прекрасный специалист. Мы многое знаем о его профессиональных навыках. И впечатление от общения с Хавьером было очень хорошим. Но были определенные критерии выбора, которые для нас были определяющими. Погружаться в них не хотелось бы, это наш выбор, и впереди много работы.

— Немного во вред явно крутым трансферам, которые мог бы делать Рибалта, предпочли систему, которая более масштабна?

— Работа в системе не исключает больших трансферов.

— Была ли у вас идея обоих пригласить?

— Теоретически звучит интересно, но на практике сразу два новых руководителя спортивного блока — это сложно.

Фото: Андрей Любимов / РБК Фото: Андрей Любимов / РБК

Сорванный трансфер из топовых чемпионатов

— Как часто после начала военных действий иностранцы отказываются общаться с вами? Какие контракты сорвались?

— Внешний фактор имеет значение. Летом у нас были варианты усиления, которые казались интересными и сорвались по той причине, что либо сам футболист, либо команда, которая его продавала, не захотели подписывать соглашение с российским клубом.

— Какой трансфер действительно сорвался, о котором многие не знают?

— Многое было сделано для того, чтобы пригласить к нам защитника Дэвинсона Санчеса из «Тоттенхэма». И он сам был готов ехать, но сделка сорвалась.

— Было давление или семейные факторы?

— Нет, игрок был готов к нам ехать.

— То есть это АПЛ?

— Мне кажется, да.

Задача исправить ситуацию и поиски тренера для плана Б

— Вы назвали работу Абаскаля по итогам первой части чемпионата неудовлетворительной. Как трактовать ваши слова?

— Какими бы ни были обстоятельства, «Спартак» не должен занимать пятое место по итогам первой половины чемпионата. Поэтому с точки зрения эмоциональной оценки в клубе, совете директоров наши болельщики недовольны таким положением вещей. Считаю, что свою оценку я сформулировал корректно. Если из этого вопроса вытекает вопрос о судьбе Гильермо, то на данный момент он продолжает работать.

— Если вы говорите о неудовлетворительном результате, почему Абаскаль на новогоднем видео клуба рассказывает о светлом будущем?

— Потому что он главный тренер футбольного клуба «Спартак-Москва» и перед ним поставлена задача исправить ситуацию. Он должен улучшить наше место в турнирной таблице в оставшейся части сезона.

— Слухи о том, что Абаскаля может сменить тот или иной тренер, не на пустом месте родились. Что вы про это можете сказать?

— С одной стороны, никакие решения по смене тренера на эмоциях сразу после матча приниматься не должны. С другой стороны, это футбол. Здесь все может пойти неожиданно не по твоему плану. Стратегически клуб должен быть готов к любому повороту событий. Поэтому я считаю правильным иметь план Б.

— Может быть, иностранец или российский специалист?

— Неважно, какой паспорт. Важно, какими профессиональными и личностными качествами обладает человек, насколько он вписывается в нашу философию.

— Что мешает нынешнему «Спартаку» показывать более ровные результаты?

— В моем понимании есть несколько факторов, которые повлияли на результат. Новые футболисты, чья интеграция в состав заняла время, сложности со сменой тактики, а также достаточно обидная череда травм и болезней футболистов, на которых мы очень рассчитывали.

«Перестройка» и будущее Промеса и Джикии

— Контракты футболистов практически все выплачиваются в рублях, но при этом заключаются в евро. Оговариваете ли в контрактах курсовые изменения?

— Контракты очень индивидуально составлены. У части футболистов есть кэп (сар) по валютному курсу, у части — нет. На данный момент наш финансовый отдел рассчитывает разные сценарии. Мы представляем, какое влияние на бюджет клуба может оказать тот или иной скачок курса, чтобы заранее предусмотреть возможные негативные последствия.

— У капитана «Спартака» Георгия Джикии заканчивается контракт. Продлевать будете?

— У него текущее соглашение заканчивается летом, есть опция продления. Георгий — один из самых уважаемых наших футболистов, который уже внес большой вклад в историю клуба. Честно скажу, это один из моих любимых футболистов. Но в силу определенных обстоятельств на данный момент он не является игроком основного состава. Мы вместе с Гильермо, Томашем и Георгием должны обсудить текущую ситуацию и понять, какое решение будет лучшим для всех.

— За время, что вы руководите «Спартаком», поступали ли предложения от иностранных клубов по футболистам клуба?

— Поступали, но фамилии называть не хочу.

— Вы ощущаете запрет трансферов, о котором говорят по отношению к российским футболистам?

— Из опыта работы на трансферном рынке могу сказать, что отношение к российским футболистам и к сделкам с отечественными клубами разное. Есть страны, которые проще и прагматичнее относятся к этому. Бизнес есть бизнес, давайте работать. Есть страны, в которых политика играет большую роль.

— Вы готовы продавать футболистов?

— Безусловно, мы понимаем, что одной из мотиваций роста футболистов в нашей команде является возможность оказаться в сильном европейском клубе. Но нет задачи как можно скорее заработать денег на перепродаже.

— А что происходит с контрактом Квинси Промеса?

— У него предусмотрена опция автоматического продления, которая связана с определенным процентом сыгранных матчей.

— Что с его попытками получить российское гражданство?

— Все вопросы паспортов, ВНЖ — это личная история игрока, которую мы не комментируем.

— Сколько лет вам нужно, чтобы реализовать ваши идеи?

— Конечно, хочется всего и сразу. У меня не всегда получается выключить режим болельщика. Я ужасно расстраиваюсь, когда мы теряем очки. И каждый день чувствую ответственность за нашу работу. А результат работы всей системы, о которой мы говорили, должны увидеть в ближайшие годы.

Новости